Николай Полисский: «Главное – не обучить, а побудить к действию»
 
     
  Что такое экодом?
Как выбрать экологически безопасные строительные и отделочные материалы?
Задать вопрос эксперту.
 
     


 
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Всегда актуальные идеи великого мечтателя и поэта Владимира Маяковского представят горожанам. 16 апреля ГОРОД НАБЕРЕЖНЫХ выведет искусство на улицы. В память о Маяковском, искусство выйдет на улицы и площади, ворвется во дворы, прозвучит с балконов и крыш. В день памяти великого поэта зазвучит флейта водосточных труб.
21 ноября 2015
 
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Тема конференции: Определяя новую урбанистическую повестку в связи с изменениями климата. Мероприятие приурочено к COP21, Климатической конференции Париже, организованной ООН, которая пройдет в декабре, и к конференции по экологическому жилью Habitat III, которая состоится в 2016 году.
2 октября 2015
 
За кризисный год продажи в проектах с
За кризисный год продажи в проектах с "красивой архитектурой" выросли в 2,3 раза
Об этом рассказал генеральный директор Urban Group Андрей Пучков на круглом столе Жилищное строительство в России: Мировой опыт в российских реалиях, который был организован ИД Коммерсантъ на стенде Минстрой РФ в рамках 18-ой Международной отраслевой выставки коммерческой недвижимости и инвестиций EXPO REAL 2015.
29 июля 2015
 
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
9 архитектурных бюро из России, Китая, Франции, Италии, Испании, Голландии, Великобритании – финалисты первого этапа конкурса на развитие набережных озёр Кабан представили свои проекты улиц, парков, площадей, которые стали двигателями изменений в городских районах и целых городах. В ИТ-парке в Казани прошла публичная защита портфолио команд, попавших в шорт-лист конкурса.
2 марта 2015
 
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Завершился архитектурный конкурс, посвященный разработке концепции бульвара Динамо: 26 февраля на пресс-конференции в Интерфакс были названы имена победителей. Конкурс был объявлен девелопером проекта ВТБ Арена парк в сентябре 2014 года и проведен при партнерстве с Московской архитектурной школой МАРШ.
>> все новости







Николай Полисский: «Главное – не обучить, а побудить к действию»
Промыслы в деревне Никола-Ленивец — главный бренд русского лэнд-арта. Их основатель, художник Николай Полисский свой эксперимент считает не столько художественным, сколько социальным: вдохнуть жизнь в депрессивное поселение и, направляя энергию местных умельцев, создавать произведения искусства. О планах николаленивецкой артели Николай Полисский рассказал веб-журналу «ЭКА.ru». Интервью Ольга Орлова .
Ольга Орлова  //  24 августа 2009  
 
 
В художественной николаленивецкой артели 20 человек. Сначала они воплощали идеи самого Полисского. С 2006-го года, когда стартовал ежегодный фестиваль «Архстояние», никололенивцы стали сооружать объекты по эскизам ведущих столичных и мировых архитекторов. Недавно вернувшись из Люксембурга, где возводили деревянный аналог Адронного коллайдера, они подымили в конце июля «Гиперболоидной градирней» на «Архстоянии» в родной деревне, и теперь собираются во Францию — строить замок Мирадор размером с 7-миэтажный дом и Машину времени имени Леонардо да Винчи.
Николай, само по себе искусство лэнд-арт не новое, но в России явно обрело вторую жизнь. В чем особенность николаленивецкого лэнд-арта?
Сейчас на Западе лэнд-арт за редким исключением выродился в дизайн — сугубо прикладное утилитарно-функциональное занятие. А мы сосредоточены на художественных обобщениях. Сейчас, чтобы продолжать заниматься собственно лэнд-артом, нужно иметь какую-то внутреннюю мотивацию. Меня никогда не интересовало искусство ради искусства. Наш проект — это скорее культурная технология реанимации села. Ребята, с которыми я работаю, для меня больше, чем просто помощники. Это люди, отдавшие делу часть жизни. Смысл всей моей деятельности. Хочу оставить здесь в наследство художественный промысел.
Не думали об организации на базе Никола-Ленивца некоего учебного центра или ежегодных семинаров?
Считаю, что главное — это не обучить чему-то, а побудить к действию. Поэтому людям, приезжающим в Никола-Ленивец, мы просто показываем свой опыт. Современной России не хватает положительных примеров.
Масштаб ваших сооружений впечатляет. Того и жди, появится какой-нибудь древесный николаленивецкий небоскреб.
Желания построить небоскреб из палок нет. Самое высокое наше произведение — «Эйфелева башня»: 27 метров. И мы пока не собираемся превосходить ее метраж. Все началось с пологой прилегающей к реке Угра территории Никола-Ленивца. Это такая воронка-амфитеатр, пожирающая пространство. Часто пафосные постройки на горах, кажущиеся с подножия массивными, вблизи теряют свой объем. Визуальный обман вскрыт, и обидно. Здесь же обратный эффект, доставляющий удовольствие: издалека все маленькое, а когда спускаешься и подходишь, объект внезапно вырастает громадиной. Это тоже, наверное, специфика русского лэнд-арта: к масштабу нас обязывают просторы. 
 
Никола-Ленивец. Река Угра.
 
 
И масштаб, и вписанность в ландшафт — признаки скорее архитектуры, чем лэнд-арта.
Сам я абсолютно не архитектор, больше — скульптор. Просто гигантские скульптуры похожи на здания. Также для меня важна такая вещь, как путешествие глазами по пространству.
В ваших объектах пространство всегда хорошо слеплено: счастье — полазить внутри, поглазеть снаружи. Григорий Ревзин, в прошлом году вообще пригласил вас участвовать в Венецианской архитектурной биенналле в качестве гуру современного российского архпроцесса. Я тогда интерпретировала ваш зиккурат из сена в качестве архитектурного подсознания современной архитектуры.
Это, как в анекдоте, приехал мужик в Москву, спустился в метрополитен, оглянулся: «Так вот ты какое — Подмосковье!» Нет, мы ни о чем таком, разумеется, не думали. Просто максимально абстрагируясь от всего, что наворотили наверху серьезные архитекторы (мы выставлялись в подвале), как природные птички, смастерили свое гнездышко. Также действовали, когда собирали совместно с Галиной Лихтеровой наш единственный проект в Москве — Лихоборские ворота на Алтуфьевском шоссе: как будто ворона прилетела, посмотрела, какие мистические, с ее точки зрения, люди строят жилища в спальных районах, и свила себе геометрическое гнездо. И потом наша работа ситуативна. Плели мы, например, градирню несколько лет. Мелкая фактура, большая ясная форма — все хорошо, но скучно. И вдруг она стала падать: появился какой-то градус жизни. Укрепили ее контрфорсами. Я ее полюбил.
Ситуативность архитектуре тоже не претит. У Александра Бродского, например, вообще она вся из случая вырастает. Помню, кстати, говорили с ним про зыбкость применяемых им материалов, и он пошутил, что можно, наверно, механизм разрушения осознанно в проект закладывать. По-моему, это как раз ваш случай: «пищевой» зиккурат съели коровы, дровник пошел на отопление.
Мы вообще сейчас все лишены того фетишизма, который был свойственен культуре XIX века и раньше. Художники создают инсталляции, архитекторы строят одноразовую архитектуру. Наши николаленивецкие создания изначально по замыслу включены в круговорот природы. Объекты должны жить естественной жизнью. Оставаться в памяти людей, если повезет, на фото- и видеоносителях. Недавно на моих глазах в Центре Помпиду бензопилой разделывали проекты великого Даниэля Бюрена: а куда девать эти огромные штуковины? При том, что я постоянно призываю, как можно строже относиться к выбору участников «Архстояния», работы этого дембеля французского искусства я бы хотел увидеть когда-нибудь в Никола-Ленивце.  
А сами при этом собираетесь ехать со своей артелью во Францию. Расскажите, пожалуйста, подробнее, что вы там будете делать?
В России этот год признан годом Франции, а у них 2010-ый будет российским. Нас пригласили поработать в долине Луара в замок Шамбор. Это их аналог нашей резиденции «Завидово» — место охоты первых лиц государства. Все интерьеры увешаны рогами, кабаньими мордами. Мы устроим в замке свою комнату трофеев — наши будут вырезаны из дерева. Французы выделяют нам на эту затею 600 кубов дорогого шамборского дуба. Рядом с замком установим Машину времени имени Леонардо да Винчи. Он был таким французским «гастарбайтером» XV века — по его проекту там построена лестница. Мы в его духе изобрели для тех мест механизированную на полном приводе конструкцию из вращающихся зеркал. И, наконец, в отдалении от шамборского комплекса, самой крупной постройки Луара, мы возведем свой замок «Мирадор». Из местного легкого кустарника дрока соорудим такое огромное 20 на 20 метров укрытие для охотников. Все художники, которые до нас работали в окрестностях Шамбора, терялись на фоне его величия, у нас, если все согласования пройдут успешно, есть шанс быть замеченными.
Есть ли какой-нибудь пространственный образ, который бы выражал ваше мировоззрение?
Меня привлекают разновекторные траектории, как в пространстве, так и во времени. Что вперед, что назад — одинаково интересно. Строим и акведуки, и ампирные колонны, но и коллайдеры вытачиваем, и собственный Байконур обустраивали когда-то. Не видим противоречия между археологией и футурологией. Реализовано такое сознание, наверное, в проекте «Границы империи»: там двуглавые орлы уставились по сторонам. Да и сам рубеж — променад в чистом поле: стоят столбы и ничего не разделяют. 
 
Николай Полисский. Границы империи. 

обсуждайте и добавляйте:
  

Warning: htmlspecialchars(): charset `0' not supported, assuming utf-8 in /home/u463877/ec-a.ru/www/ch/add.php on line 15
Пользователь: Дата: 20.02.2010 02:40
  • pitcI8 <a href=\"http://wmjorozplkjh.com/\">wmjorozplkjh</a>, [url=http://tzbfrzhygkim.com/]tzbfrzhygkim[/url], [link=http://nemvfyampbry.com/]nemvfyampbry[/link], http://kkpdemsptwja.com/

  •  Ваш логин*:   Ваш пароль: 
    * в качестве логина используйте адрес электронной почты
    добавить комментарий



    Отправить в ЖЖ

    Закладки:

    другие статьи рубрики:
     
    Александр Скокан. Современной архитектуре сказать городу нечего. // январь 2010
    Квинлан Терри. Мы, архитекторы - причина экологических проблем. // январь 2010
    Билл Данстер. Загрязнять мир - не секусуально и не модно. // январь 2010
    Павел Казанцев. Зачем нужна экологическая архитектура. // январь 2010
    Саймон Конибер. Плотность Паундбери сравнима с плотностью исторического центра. // январь 2010
    Гай Имз. Строить зеленые здания выгоднее, чем обычные. // январь 2010
    Ричард Колуэл. В Москве нашлись зеленые здания. // январь 2010
    Олег Дроздов: «Экологическая архитектура - это все равно, что перестать объедаться и начать заниматься спортом» // январь 2010
    Пол Кинг: Мы учим правительство, как двигаться вперед // январь 2010
    Сергей Чобан: Идеология sustainability приводит к возрождению традиционной архитетктуры // январь 2010
    Академик Залиханов. Что происходит с экологией в России? // сентябрь 2009
    Николай Полисский: Главное - не обучить, а побудить к действию. // сентябрь 2009
    Сергей Скуратов. Форма любви // июнь 2009
    У Цумтора. Тотан Кузембаев - о поездке на хутор к Питеру Цумтору. // апрель 2009
    Взгляд в будущее. Илья Вознесенский, Семен Расторгуев. // март 2009
    Отрывок из книги Петера Цумтора // март 2009
     
     
    главная страницарусскийenglish
    экА.ру
    Журнал про экологию и архитектуру
     
    архитектура и общество green building яблоко раздора интервью загородный дом экотехнологии город детали
      о журнале
    экосайты
    форум
    реклама, контакты
    архив
    карта сайта
    новости



      >> архив статей  
     
     

      Использование информации с сайта возможно только в формате внешней ссылки на материал, размещенный на сайте www.ec-a.ru. Максимальный объем материала, который может быть размещен на другом интернет-ресурсе: название, дайджест (summary), одна картинка и активная ссылка на страницу текста. Размещение полной статьи возможно по согласованию с главным редактором.
    дизайн — Семён Расторгуев