Тихие песни
 
     
  Что такое экодом?
Как выбрать экологически безопасные строительные и отделочные материалы?
Задать вопрос эксперту.
 
     


 
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Всегда актуальные идеи великого мечтателя и поэта Владимира Маяковского представят горожанам. 16 апреля ГОРОД НАБЕРЕЖНЫХ выведет искусство на улицы. В память о Маяковском, искусство выйдет на улицы и площади, ворвется во дворы, прозвучит с балконов и крыш. В день памяти великого поэта зазвучит флейта водосточных труб.
21 ноября 2015
 
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Тема конференции: Определяя новую урбанистическую повестку в связи с изменениями климата. Мероприятие приурочено к COP21, Климатической конференции Париже, организованной ООН, которая пройдет в декабре, и к конференции по экологическому жилью Habitat III, которая состоится в 2016 году.
2 октября 2015
 
За кризисный год продажи в проектах с
За кризисный год продажи в проектах с "красивой архитектурой" выросли в 2,3 раза
Об этом рассказал генеральный директор Urban Group Андрей Пучков на круглом столе Жилищное строительство в России: Мировой опыт в российских реалиях, который был организован ИД Коммерсантъ на стенде Минстрой РФ в рамках 18-ой Международной отраслевой выставки коммерческой недвижимости и инвестиций EXPO REAL 2015.
29 июля 2015
 
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
9 архитектурных бюро из России, Китая, Франции, Италии, Испании, Голландии, Великобритании – финалисты первого этапа конкурса на развитие набережных озёр Кабан представили свои проекты улиц, парков, площадей, которые стали двигателями изменений в городских районах и целых городах. В ИТ-парке в Казани прошла публичная защита портфолио команд, попавших в шорт-лист конкурса.
2 марта 2015
 
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Завершился архитектурный конкурс, посвященный разработке концепции бульвара Динамо: 26 февраля на пресс-конференции в Интерфакс были названы имена победителей. Конкурс был объявлен девелопером проекта ВТБ Арена парк в сентябре 2014 года и проведен при партнерстве с Московской архитектурной школой МАРШ.
>> все новости








Тихие песни

Архитектор Пьер Карло Бонтемпи. Фото Наталья Тоскина
 
Итальянский архитектор Пьер Карло Бонтемпи (Pier Carlo Bontempi) стал лауреатом Премии Дрихауса 2014.Современной архитектуре и искусству в целом недостает эльфийской интонации в толкиеновском понимании. В contemporary art заметна только ницшеанская интонация протеста и провокации. Пьер Карло Бонтемпи исправил ситуацию. .
Лара Копылова  //  5 февраля 2014  

 Премия Дрихауса вручается ежегодно за достижения в традиционной архитектуре и урбанизме. Была учреждена в 2003 году фондом Ричарда Дрихауса как альтернатива Прицкеровской премии, предназначенной только для модернистов. Премию Дрихауса успели получить редкие в современном мире  представители классического движения Леон Крие, Квинлан Терри, Деметрий Порфириос, Роберт Стерн и другие. Инфраструктура премии связана с архитектурной школой при католическим университете Нотр-Дам в Чикаго. Именно в ней 29 марта пройдет церемония вручения премии .

 

 

Гольф-курорт Фонти ди Матильде под Пармой.

 

Пьер Карло Бонтемпи родился в 1954 году в области Эмилия-Романья недалеко от Пармы, где и сейчас находится его мастерская. Учился в университете Флоренции, Специальной архитектурной школе в Париже, Государственной Академии изобразительного искусства в Штутгарте и в Институте принца Чарльза. Построил несколько традиционных маленьких городов: Фонти ди Матильде, Санта Костанца в Италии, гольф-курорт во Франции и проектировал площадь в городке Сисайд в США.  Получил национальную награду за проект реставрации исторического центра Пармы (1980-1987), Европейскую премию за реконструкцию центра Брюсселя (1998), премию Конгресса нового урбанизма за Фонти ди Матильде и премию Палладио за площадь Тосканы в Val dEurope под Парижем (2008). В 2012 году Бонтемпи участвовал в рамках фестиваля Арх-Москва в выставке «Историзм», куратор которой Максим Атаянц входил в группу архитекторов, проектировавших гольф-курорт Fonti di Matilde. Выступление итальянского архитектора на конференции в Москве см. ниже.

 

Гольф-курорт Фонти ди Матильде.

Гольф-курорт Фонти ди Матильде.

 

Что собственно произошло? Как нас это всех касается? Бонтемпи – очень симптоматичный персонаж. Его архитектура кажется на первый взгляд очень простой и очень тихой. Вот гольф-курорт Фонти ди Матильде недалеко от Пармы. Отель, двадцать домов, термы и маленькая церковь. От дороги и веющего с Аппенин жесткого ветра городок загорожен бастионом, в котором поместился паркинг. Очень мало приемов: окно, ставни (очень красивого рисунка), люкарны, арки. Ни одной колонны. Нет украшений. Эта архитектура помнит, что «орнамент – это преступление» - заявление Лооса, которое было когда-то программным для модернизма, и которое сегодня модернизм то и дело опровергает, покрывая себя принтами и перфорируя все подряд поверхности. У Бонтемпи все чисто. Классика совлекла с себя все ненужное. Вышла, как богиня, из купальни.

 

 

Площадь Тосканы в Val dEurope под Парижем.

 

Площадь Тосканы в Val dEurope под Парижем.

 

Площадь Тосканы под Парижем – вроде привычный и любимый европейский город. Поначалу можно принять его за исторический, тем более что овальная площадь сходна с исторической площадью Амфитеатра в Лукке. А потом он постепенно до тебя доходит. Безошибочность рисунка, пропорций, материалов. Есть ощущение, что ничего нельзя изменить, не испортив. Бонтемпи - очень хороший архитектор. Он вслушивается в старую архитектуру. И зрителя призывает вслушаться. Знает ее в буквальном смысле слова изнутри. Его бюро сидит в старой итальянской постройке, то есть архитекторам обеспечено ежедневное телесное переживание классического пространства. Но его собственная архитектура получается новая. Повтора нет.

 

П.-К.БОНТЕМПИ: «КЛАССИЧЕСКИХ АРХИТЕКТОРОВ В ИТАЛИИ СЧИТАЮТ СУМАСШЕДШИМИ».

 

 

Дом в Гайано под Пармой, в котором находится мастерская Бонтемпи.

 

В чем секрет? Почему у Бонтемпи получилось то, что так трудно сегодня делать? Человек, который в наше время проектирует классику, это канатоходец. Одно неверное движение – и падение в стилизацию или в постмодернистскую иронию, в вялый повтор или в наглую усмешку. Почему у Бонтемпи получилось пройти по этому канату? Михаил Хазанов, мастер хайтека, уверял меня, что строить классику легче, чем авангард, и приводил в пример свой павильон на Патриарших прудах. Но по павильону видно, что архитектор ордерный стиль не любит, и что НЗ здесь не потрачен, а весь драйв приберегли для хайтековых проектов, где он и изливается с мощью рок-концерта. А у Бонтемпи в Фонти ди Матильде и других итальянских городках - не драйв, а, скорее, свет. Конечно, сказывается опыт итальянского мастера в реконструкции старых городов. Знание итальянской «ткани». Это страхует от ошибок в материалах, от «картонности».

 

 

Двор на Виа Колледжати. Реконструкция двора и фасадов в историческом центре Форново ди Таро.

 

Я могу показать отдельные штрихи 21 века в его постройках (как смягчается симметрия палладианского фасада, причем фасад у Палладио берется не парадный, а второстепенный, который без колонн и без портика, то есть от пафоса Бонтемпи уходит, оставив чистое благородство пропорций; как «высушиваются» капители пилястр, превращаясь в полоски; как эллипсовидные окошки на фасадах – то вертикальные, то горизонтальные, часто асимметрично расположенные, – становятся как бы «подписью» Бонтемпи). Но дело не в них. Нужно было пережить модернизм прошлого века и начисто забыть классические пропорции (а из архитектурного образования они выветрились полностью), чтобы вдруг открыть их заново. Увидеть глазами архитектора 21 века.

 

Борго ди Санта Костанца.

Борго ди Санта Костанца.

 

 В 1970-х нечто подобное случилось в музыке. Композиторы Валентин Сильвестров, Арво Пярт и Владимир Мартынов перестали писать авангард, почувствовав его исчерпанность. Уже четвертый десяток лет они пишут, условно говоря, «тихие песни» - так назывался опус Сильвестрова 1974 года. Эта простая музыка почему-то вызывает громкие скандалы. Так недавно в ярость привела лондонских критиков опера Мартынова по Данте Vita Nova. Произведения архитектурных классицистов  раздражают коллег по цеху и критиков ничуть не меньше. На Королевский Госпиталь в Челси Квинлана Терри авторитетный модернист Ричард Роджерс писал жалобы в правительство, требуя сменить стиль, но заказчики стояли насмерть, и госпиталь был построен в 2010-м. Другой лондонский традиционный проект - площади Патер Ностер Джона Симпсона 1987 г. - разнесли в пух и прах, и она была построена позже в другом, более компромиссном, варианте (бюро ABK). Недавний классический проект квартала Верховного Суда в Петербурге, с которым Максим Атаянц победил на конкурсе, вызвал шквал язвительностей в блогах архитекторов. Даже не буду цитировать самые «нежные» отзывы. Зато остальная культурная публика приняла его на ура. Во всех этих случаях классических авторов обвиняют в приверженности прошлому, стилизаторстве. При этом критики-модернисты почему-то не замечают своей идеологичности, если не сказать догматизма, и не-толерантности. Понятно, что нельзя сочинять и проектировать так, будто ХХ века не было. Но в том-то и дело, что перед нами классика, пережившая авангард и уцелевшая среди крушений.

 

 

Каза Даволи около Форново ди Таро. Дом построен на руинах старой усадьбы из камня и кирпича в местных строительных традициях.

 

 

Проект поселка Рио Бокколо.

 

Что-то происходит в нашей культуре, не правда ли? Какая-то новая интонация появилась. И в музыке, и в архитектуре. Плеяда архитекторов-классицистов в России и на Западе существует с 1980-х, они очень разные. Но в целом они вносят в современную архитектуру то, что в ней категорически отсутствовало. Сегодняшнему современному искусству, кажется, недостает эльфийской интонации в толкиеновском понимании.  Ведь у Толкиена эльфы – люди науки и искусства, отвечающие за познание мира и красоту, причем их деятельность, хотя и неявно, освящена религией (небывалое сочетание для ХХ века, в котором связь культуры и религии, за редкими исключениями, разорвана, а познание часто служило злу). В contemporary art заметна только ницшеанская интонация. Интонация мятежа и провокации. А это довольно скучно, поскольку никакого положительного смысла не предлагает. Как говорил Ясперс, «мышление Ницше <…> пусто, когда тот, кто обращается к нему, хочет обладать тем, что действительно и существует; в нем есть полнота, когда он принимает участие в движении».

 

 

Вилла Канали.

 

В архитектуре модернизма дело обстоит получше. В ней есть положительный смысл и какой-то новый опыт. Самые тонкие и поэтичные авторы, Цумтор и Херцог с де Мероном, рассказывают нам о сдвинутости ориентиров, разорванности связей, о зыбкости внешне правильного, о нечеловеческой системе отсчета, если о красоте – то об эстетизации ее тления. «Иное, слишком иное» – такова была тема музыкального авангарда 60-х. И архитектурный модернизм сегодня добрался до этой стадии и осваивает эту «марсианскую» территорию. Эти вибрации он улавливает точнее, чем классика.

А эльфийская интонация (которую и в индустриальном и в информационном веке услышать нелегко, недаром и книгу Толкиена критики в 1950-х назвали инфантильной чушью; кто же знал, что она потом станет второй самой читаемой в мире книгой после Библии) классике удается лучше.

 

Речь Пьера Карло Бонтемпи на конференции в Москве (полный текст дискуссии здесь):

Я буду выступать на итальянском. Думаю, что это пойдет всем на пользу, потому что итальянский – самый музыкальный язык. Полагаю, что ритм моего выступления также будет хорошим аккомпанементом к рассказу о качественной архитектуре и о том направлении, которого я придерживаюсь. Прежде всего, я хочу рассказать вам о своем понимании термина «традиция». Известно такое определение: традиция – это воспроизведение удачно реализованных решений. Часто полагают, что когда речь идет о традиции, имеется в виду то, что никогда не меняется. Это совершенно не так, и я вам приведу пример. Я из области Эмилия-Романья, одним из самых традиционных блюд там являются тортелли – своего рода пельмени с начинкой из мяса, сыра или овощей. Так вот, традиционные тортелли у нас готовят с тыквой. Этот овощ давно выращивается в Италии и является неотъемлемой частью нашей кухни. Хотя, как мы помним, родина этого овоща – Америка, откуда его вывез Колумб. Как видите, то, что кажется традиционным, в ходе процесса исторического развития претерпевает изменения, обогащается заимствованиями, истоки которых уходят в далекое прошлое.

Италия, которую я представляю здесь, в течение длительного времени была лидером в области архитектуры, своего рода путеводной звездой для многих мастеров. К сожалению, в настоящее время это уже не так - именно потому, что в Италии отказались от традиций. И мой выбор в пользу традиционной архитектуры связан не с вопросами стиля, а скорее продиктован соображениями улучшения качества человеческой жизни. Каждый из нас, входя в красивое здание либо приезжая в красивую страну, чувствует себя чуть более счастливым. Я считаю, что красота города зачастую является гарантией счастья людей, которые проживают в нем. Друзья-архитекторы часто называют меня врачом, потому что я стараюсь вернуть в архитектуру традиционализм, и моя главная задача – создать объект красивый не столько эстетически, сколько культурно-этически, такой, в котором человеку было бы приятно и комфортно жить.

Еще один аспект традиционной архитектуры – это ответственность перед будущими поколениями. Возьмем, к примеру, всем известную работу итальянского архитектора Ренцо Пьяно – здание Национального центра искусств имени Жоржа Помпиду в Париже, иначе Бобур. Этот объект был открыт в 1977 году, а 22 года спустя на реставрацию Бобура пришлось потратить сумму, в 5-6 раз превышающую изначальную стоимость его строительства. На мой взгляд, это яркий пример безответственного отношения к потомкам. Для сравнения: римский Пантеон был сооружен 2 тысячи лет назад и ни разу на реконструкцию не закрывался, незначительные реставрационные работы не в счет. Для меня пример, которому стоит следовать, это - Пантеон, но не Бобур.

 

Вопрос к Пьеру Карло Бонтемпи: Сегодня прозвучало несколько раз мнение, что к классическим архитекторам в нашей стране коллеги относятся как маргиналам. Чувствуют ли себя маргиналами архитекторы-классики в Италии? И вообще, растет ли доля классической архитектуры в последние десятилетия в Европе?

 

Пьер Карло Бонтемпи: Классических архитекторов – а я к таковым принадлежу – в Италии не считают маргинальными. Их считают сумасшедшими. Можно сказать, что архитектура в Италии в последние годы совершила самоубийство. И если позволите, у меня есть, что сказать по предыдущей теме (вопрос был: можно ли в классике построить аэропорт – Л.К.). Моя мечта – построить аэропорт в классическом стиле. Нынешний авиапассажир – такой же человек, как и тот, что 2000 лет назад посещал греческие храмы. У него те же органы, что и у нас сегодняшних: те же глаза, руки, ноги. Посмотрите, как симметрично человеческое лицо. Глядя на лицо матери, младенец получает свой первый урок композиции. Человек остался прежним, несмотря на то, что некоторые его функциональные потребности изменились. Он способен творить красоту. В начале месяца я был в Лондоне, где встречался с известным британским архитектором Джоном Симпсоном. Он сейчас строит клинику, причем спонсор попросил его придерживаться классической традиции. Потому что наше сердце гораздо быстрее идет на поправку в классическом госпитале, чем в модернистском.

 

Отзывы о Пьере Карло Бонтемпи:

 

Архитектор и урбанист Леон Крие: «Бонтемпи приобрел свои архитектурные знания и разносторонность, изучая богатую итальянскую ткань, города и ландшафты, в которых он рос. Великолепие, прочность, элегантность и экономичность его работ создают модели для городов и зданий будущего.

Архитектор Михаил Филиппов: «Он выразил свои архитектурные мысли культурно, мягко, изобретательно».

Декан архшколы Нотр-Дам Майкл Лукоидис: «Работы Бонтемпи иллюстрируют идею традиционного города и его архитектуры как изначально «зеленых», экологических. Его здания, незаметно вплетенные в урбанистическую ткань, демонстрируют принципы нового классицизма и урбанизма. Их долговечные конструкции, функционально гибкие (adaptive) интерьерные пространства и чуткое размещение в городе - пример архитектуры сохранения и вложения в противовес архитектуре потребления и мусора».

Ричард Дрихаус, основатель и глава Driehaus Capital Management LLC: «Мне очень приятно, что Пьер Карло Бонтемпи был выбран лауреатом премии 2014 года. Его работы отвечают как уникальному качеству исторической среды, так и чаяниям современного общества. В каждом проекте достигнуто тонкое (нюансное) равновесие между традиционными принципами и всемирным космополитизмом – качество, отсутствующее в сегодняшних городских поселениях. Его работы – напоминание, что великая архитектура принадлежит не только области веры и чуда, но рождается из гуманистического импульса».

 

В статье использованы фото с сайта архитектора Пьера Карло Бонтемпи www.piercarlobontempi.it

 


обсуждайте и добавляйте:
  

Warning: htmlspecialchars(): charset `0' not supported, assuming utf-8 in /home/u463877/ec-a.ru/www/ch/add.php on line 15
Пользователь: Дата: 15.03.2014 18:48
  • grkjqfd.b, <a href=\"http://www.xksvtjiwhb.com/\">zzjhkwlnxb</a> , [url=http://www.hgetxzqsso.com/]eixznifkag[/url], http://www.rmznvcrfou.com/ zzjhkwlnxb

  •  Ваш логин*:   Ваш пароль: 
    * в качестве логина используйте адрес электронной почты
    добавить комментарий



    Отправить в ЖЖ

    Закладки:

    другие статьи рубрики:
     
    Платиновые короли. Американский экологический сертификат Leed // январь 2010
    Долговечный дом. Английская система сертификации BREEAM // январь 2010
    Экология культуры по-немецки. Сертификат DGNB // январь 2010
    Экодом принца Чарльза // январь 2010
    Ответ земли. Фестиваль // январь 2010
    Постучим по дереву. // январь 2010
    Бедное. Русское. Деревянное // январь 2010
    На широкой Лимпопо. Центр Мапунгубве // январь 2010
    Мишкин дом. Проект здания WWF // январь 2010
    Режим Зима-Лето. Конкурс Дом XXI века // январь 2010
    Энергосберегающий ковер-самолет. Академия Ренцо Пьяно // январь 2010
    Медиа-деревня в Сочи 2014 // январь 2010
    Зеленые плоды 2010 года // январь 2010
    Премия АРХИWOOD 2011: народное голосование началось // январь 2010
    Сочи зеленеет // январь 2010
    Премия премий АРХИWOOD 2013 // январь 2010
    Тихие песни. Пьер Карло Бонтемпи - лауреат премии Дрихауса // январь 2010
    Золотая медаль за архитектуру. Горки-город. // январь 2010
     
     
    главная страницарусскийenglish
    экА.ру
    Журнал про экологию и архитектуру
     
    архитектура и общество green building яблоко раздора интервью загородный дом экотехнологии город детали
      о журнале
    экосайты
    форум
    реклама, контакты
    архив
    карта сайта
    новости



      >> архив статей  
     
     

      Использование информации с сайта возможно только в формате внешней ссылки на материал, размещенный на сайте www.ec-a.ru. Максимальный объем материала, который может быть размещен на другом интернет-ресурсе: название, дайджест (summary), одна картинка и активная ссылка на страницу текста. Размещение полной статьи возможно по согласованию с главным редактором.
    дизайн — Семён Расторгуев