НОВЫЕ КУРОРТЫ
 
     
  Что такое экодом?
Как выбрать экологически безопасные строительные и отделочные материалы?
Задать вопрос эксперту.
 
     


 
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Всегда актуальные идеи великого мечтателя и поэта Владимира Маяковского представят горожанам. 16 апреля ГОРОД НАБЕРЕЖНЫХ выведет искусство на улицы. В память о Маяковском, искусство выйдет на улицы и площади, ворвется во дворы, прозвучит с балконов и крыш. В день памяти великого поэта зазвучит флейта водосточных труб.
21 ноября 2015
 
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Тема конференции: Определяя новую урбанистическую повестку в связи с изменениями климата. Мероприятие приурочено к COP21, Климатической конференции Париже, организованной ООН, которая пройдет в декабре, и к конференции по экологическому жилью Habitat III, которая состоится в 2016 году.
2 октября 2015
 
За кризисный год продажи в проектах с
За кризисный год продажи в проектах с "красивой архитектурой" выросли в 2,3 раза
Об этом рассказал генеральный директор Urban Group Андрей Пучков на круглом столе Жилищное строительство в России: Мировой опыт в российских реалиях, который был организован ИД Коммерсантъ на стенде Минстрой РФ в рамках 18-ой Международной отраслевой выставки коммерческой недвижимости и инвестиций EXPO REAL 2015.
29 июля 2015
 
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
9 архитектурных бюро из России, Китая, Франции, Италии, Испании, Голландии, Великобритании – финалисты первого этапа конкурса на развитие набережных озёр Кабан представили свои проекты улиц, парков, площадей, которые стали двигателями изменений в городских районах и целых городах. В ИТ-парке в Казани прошла публичная защита портфолио команд, попавших в шорт-лист конкурса.
2 марта 2015
 
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Завершился архитектурный конкурс, посвященный разработке концепции бульвара Динамо: 26 февраля на пресс-конференции в Интерфакс были названы имена победителей. Конкурс был объявлен девелопером проекта ВТБ Арена парк в сентябре 2014 года и проведен при партнерстве с Московской архитектурной школой МАРШ.
>> все новости








НОВЫЕ КУРОРТЫ

Курорт Конаково Ривер-клаб.
 
В ЦДХ завершилась архитектурная выставка «Арх Москва – 2016» в рамках которой впервые состоялась конференция «Приметы городов. Лучшие региональные практики в области девелопмента и реновации», и была вручена одноименная премия. Инициатором и оранизатором проекта выступило коммуникационное агентство «Правила общения» при поддержке сообщества ARCHiPEOPLE. Один из блоков конференции был посвящен обсуждению «новых курортов». Автор и куратор проекта «Приметы городов» Юлия Зинкевич, при помощи команды экспертов, составила впечатляющую подборку новых мест отдыха из разных уголков России, заслуживающих внимания.

 Важными критериями отбора объектов в категорию «новые курорты» стали: новизна формата, четкость концепции и «гений места»  - особая атмосфера. Не последнюю роль в попадании объектов в фокус проекта «Приметы городов» сыграл и социальный аспект: новые рабочие места, развитие местной инфраструктуры, коллаборации с местными хозяйствами и предприятиями. Представители трех проектов  - «Никола-Ленивца», «Дачи Винтера» и «Конаково Ривер Клаб», приняли участие в дискуссии, организованной проектом «Приметы городов. Лучшие региональные практики в области девелопмента и реноваций», модератором которой выступил обозреватель «Коммерсанта» Андрей Воскресенский.  

См. ссылку на видео

https://www.youtube.com/watch?v=RmM94O8S32U - Конаково Ривер-клаб

https://www.youtube.com/watch?v=wDlBDtV2zLM - дача Винтера
https://www.youtube.com/watch?
v=7iHoH_2xBhY - Никола-Ленивец

и расшифровку конференции.

«НОВЫЕ КУРОРТЫ»

«Юлия Зинкевич: Следующая секция – "Новые курорты". Ее модераторы: Юлия Бычкова - продюсер фестиваля «Архстояние» и Андрей Воскресенский, «Коммерсантъ».

Андрей Воскресенский: Я представлю наших участников. Юлия Бычкова, продюсер фестиваля "Архстояние", куратор «Никола-Ленивец». Марк Каганский, инвестор, и архитектор Алексей Розенберг представляют "Конаково Ривер Клаб". И Елена Гудилина, директор по развитию проекта "Дача Винтера". У нас здесь представлены три очень интересных и совершенно разных проекта. Начнем с проекта "Конаково Ривер Клаб".

 

Дома в Конаково Ривер-клаб. Арх. Алексей Розенберг, Петр Костелов.

Марк Каганский: Это курорт в городской черте. Рецепт очень простой: берем промышленный город, в промышленном городе берем промышленную зону, в промышленной зоне берем промышленный объект и дезурбанизацию проводим, его возвращаем в природу. В соответствии с этим три тезиса. Первый тезис – это трансформация пространства. Она заключается в том, что мы придаем этому пространству, изначально городскому, промышленному, не свойственную ему изначально природную органичность, дезурбанизацию проводим. Второе – это мы декларируем творческий плюрализм, говорим о том, что творчество возможно не только в архитектуре, но и в дизайне, в народном творчестве. Помогаем горожанам вспомнить, чем славился этот город, какими народными промыслами, музыкой и перформансом. Следующий тезис – это трансформация сознания через трансформацию привычного пространства. Что мы здесь имеем в виду, трансформируя личное сознание? Это коллективное творчество в первую очередь. Такой термин используем, как девиртуализация социального общения, переводим виртуальное общение в реальное и объясняем людям, что творить можно и нужно, это просто, особенно если это делать вместе. И здесь изначально Алексеем был выдвинут тезис, что прежде чем получить возможность что-то рассказать, надо удивить до остолбенения, вызвать интерес и получить возможность в современном мире изложить свои сверхзадачи.

Таким образом, сверхзадача проекта заключается в том, чтобы зародить новые молекулы общества в виде свободы личности и тяги к прекрасному. Воспитать человека культурного – "хомо культуриуса", который был бы восприимчив к новым общественным ценностям, к новому гражданскому обществу, стимулировать новый спрос к новым гражданским правам.

Алексей, вам слово про архитектуру. 

 

Алексей Розенберг: Я еще хочу сказать насчет труда и места. Смотрите, насколько это широкое, мощное помещение, вода, остров… Я буду больше показывать картинки, чем говорить, чтобы было интереснее. Все крутится вокруг гостиницы, и от гостиницы круг таунхаусов и домов под аренду – это общественная часть поселка. Эта часть появилась в некой организации – по цвету, по масштабу, по связям между объектами. Я хотел бы рассказать больше о той части, которая находится за пределами этих объектов. Она появилась как такая промежуточная, буферная зона между абсолютно личными, частными территориями и абсолютно общественными территориями. Мы с Марком договорились, что мы там строим дома по нашему сценарию, порядка 7-8 групп домов, каждая из которых состоит, в свою очередь, из 5-6 домов, есть свой сценарий у этих домов, есть свой внешний вид, они декларируют определенную архитектуру.

И я хочу рассказать вам про некую игру, которая была затеяна. Мы все время думаем, на что это похоже, и поскольку аналогов современных за рубежом довольно много, мы попробовали сыграть в такую игру национальную, беря за основу русское авангардное искусство. Конкретно – Малевич и несколько его принципов. Вот если вспомнить картины Малевича и посмотреть на картины наших домов, вы буквально сможете узнать некие принципы, которые здесь заложены. Во-первых, это дом как символ, дом как некая абсолютная форма, максимально закрытая, универсальная, единичная, понятная. И второй игровой принцип, который был взят… Ну, поскольку у Малевича было много принципов, мы решили попробовать самые простейшие. Простейший принцип Малевича – это деление. Чтобы хаос превратить в порядок, надо разделить его на две части, провести линию. Поэтому все наши дома содержат дуалистичное начало.

Первый дом группы "Свитчер" – это две башни, буквально аналог с картины Малевича. Таких домов пять, у них у всех есть вариации по фасадам, но они одинаковые по планировке, по организации, и рисунки инвариантны с точки зрения цвета и расстановки в пространстве. Еще один дом, здесь две башни, одна маленькая башня, зато высокая, а большая башня - короткая. Дом выглядит вот так. Сама группа домов организована по принципу "Форма делает форму". То есть пространство между домами - примерно такое же, как и сами дома. На той картинке видно, как размещаются дома, они тоже такую супрематическую композицию организуют, игровую, и во что это выливается. Это довольно интересная картина, когда дома созданы по абсолютно математическому принципу, а выглядят достаточно разнообразно. Сценарно эта группа домов выполняет задачи такой городской стены, которой отделяется общественная зона от более частных территорий.

Следующий дом, там точно такой же принцип. Надо сказать, что все наши дома построены по очень простой математике. Например, дом «Шелтер» - 6 на 12, простой прямоугольник. Этот дом – два куба, два квадрата, большой и маленький. Это тоже 6 на 12, форма разделена на две части, такие два элемента – амбара, соединенных в одно целое. Дом называется "Ривер", он должен стоять на канале, вот так он выглядит, будучи построенным. Вот так выглядит группа домов, которые рисуют зубец между собой. Следующий дом «Депо». Прошу обратить внимание на планы, тоже 12 на 12. Здесь форма 6 на 12 одна лежит в плане, а другая 6 на 12., как башня, торчит вверх. Такая простая манипуляция комбинаторикой. Вот так дом выглядит, будучи построенным.

Дом «Астон» – один из самых брутальных домов наших. Во всех домах есть свои сценарии, свои архитектурные затеи, свои манипуляции с масштабом, о которых я здесь хочу сказать. Этот дом выглядит как четырехэтажный, на самом деле он трехэтажный, что видно по разрезу. У него просто такая модульная сетка, которая делит все на 16 квадратов, которые 2.40 по высоте, и получается, что так точно рассчитаны все перекрытия, что в какой-то момент реальный этаж пересекает нарисованный этаж на фасаде. Дом, мне кажется, очень интересный. Естественно, в каждом доме придумана целая группа, некая комбинаторика пространств или фасадных манипуляций, которые должны образовывать некую зону в центре поселка.

А вот группа домов, которую мы назвали «Эко», экономичные. Мы с Марком в свое время придумали такую тему, что нужно делать совсем маленькие домики, которые будут удобны и могут быть использованы совсем не богатыми людьми. Есть куча домов от 60 до 140 кв.м, они представляют собой такую речную архитектуру. Они вываливаются из нашей модульной сетки, и должны будут организовывать примерно такой ряд. И они сейчас строятся.  Эта группа домов находится левее всех, около канала, то есть она принадлежит воде. А это центральная часть, которая вся организована из этих групп домов-башен, домов «Депо», «Риверов» и т.д. Они организуют такую игровую зону. Эти дома по своей знаковой архитектуре декларированы сверху, то есть не заказчик их заказал, а мы придумали, и их жизнь тоже отчасти декларированная. В частности, дома «Депо», у которых башня торчит, а горизонтальная часть лежит, организованы как тусовочные дома, где часть двора перекрыта, а по площади она такая же, как часть первого этажа. То есть, там сценарий такой – патийный, тусовочный.

Вот, наверное, все, что я хотел вам сказать и показать. Красиво?

 

Андрей Воскресенский: Красиво! А можно уточнить по поводу конструктива домов? Я вижу идею, а что за конструктив?

 

Алексей Розенберг: Конструктив простой. Это блочные дома, обычная конструкция – несущая стена. Дерево выполняет функцию позже, оно зашивает, по сути. В этой части поселка. В этой части поселка эти вот дома – это тоже деревянная зашивка. Следующие – (нрзб) дома. В (нрзб) части (нрзб)-каркасные дома.

 

Андрей Воскресенский: То есть это достаточно экономичные варианты, как я понимаю, да? 

 

Алексей Розенберг: Ну, там по-разному. Есть и совсем с точки зрения экономики хорошие варианты, а есть с точки зрения экономики варианты более зажиточные. Дом-Депо, он (нрзб), и у него медная(?) крыша. То есть уже экономика, конечно, сложнее.

 

Андрей Воскресенский: Чтобы понять сразу, какой ценовой уровень этой недвижимости на продажу и в аренду?

 

Марк Каганский: Я знаю, что участки начинаются от 2 миллионов рублей, дом – от 6 миллионов.

 

Андрей Воскресенский: И до?

 

Марк Каганский: И до бесконечности. Как правило, люди покупают дешевый участок и строят себе дом, дом огромный. То есть это такой творческий камертон, который вдохновляет людей, воспламеняет их, чтобы они творили до бесконечности.

 

Андрей Воскресенский: А там что, есть участки, где можно строить собственный дом по собственному проекту?

 

Марк Каганский: Да. Обязательна консультация с архитектором, который должен развернуть сознание заказчика в правильном направлении. Чем платежеспособнее человек, тем тяжелее ему советовать, что строить. Рекомендовать поговорить с главным архитектором, воспринять его идеи и их продолжить – это мы можем. Задав изначально высокий творческий уровень.

 

Андрей Воскресенский: Вот те дома, которые нам представлены, это то, что сейчас строится там?

 

Марк Каганский: Это то, что построено и продано. Дом «Депо» продан, дом Маскин(?) продан, из «Свитчеров» продано три из пяти.

 

Андрей Воскресенский: И это заказывали такие же покупатели вот именно эти проекты?

 

Марк Каганский: Нет, это я стрелял по бегущему кабану, когда эту архитектуру еще никто не покупал. Сейчас эти дома хотят строить и другие клиенты.

 

Андрей Воскресенский: То есть это вы строили сами, не под клиентов. 

 

Марк Каганский: Да, это мы строили сами, рискуя не попасть в потребительский вкус.

 

Андрей Воскресенский: Но теперь оказалось, что попали. 

 

Марк Каганский: Еще не до конца, но некоторое время пройдет – и общество окончательно осознает, что это круто!

 

Андрей Воскресенский: А каков объем всей территории, сколько участков запланировано под строительство?

 

Марк Каганский: Там очереди на годы вперед. Это большой проект. Маленькая часть большого проекта.

 

Александр Розенберг: Там огромная пустота, строиться и строиться еще.

 

Андрей Воскресенский: Так вот эта пустота тоже предназначена для строительства, да? 

 

Александр Розенберг: Да.  

 

Юлия Бычкова: А как соотносится часть, которая на продажу, и часть, которая в аренду? И вообще, зачем нужно приезжать в "Конаково Ривер Клаб"? Я так понимаю, что у вас там график событий чуть ли не ежедневный, там всего очень много происходит. И это уже в меньшей степени про продажу, это в большей степени некая рекреация.  

 

Марк Каганский: В любом случае это создает цель поездки клиента, вне зависимости, живут они в отеле или в своем доме. Концепция отеля – это ивент-отель с девизом "Ивент – каждый уик-энд". Каждые выходные происходят события, уникальные для этого места, ради которого москвичи и приезжают туда.

 

 Андрей Воскресенский: А вот еще про яхт-клуб я ничего не услышал.

  

 

Марк Каганский: Парусный спорт – это наш конек вообще, могу очень коротко рассказывать про парусный спорт. Мы являемся парусным центром России, наряду с Москвой, Сочи, Питером и Владивостоком.

 Андрей Воскресенский: Ну, это круто! А что дает вам право быть наряду с Москвой? 

 

 

Марк Каганский: У нас передовой флот, у нас передовой яхт-клуб, у нас передовая яхтенная школа. И парусный клуб показывает высокие результаты. Например, мы в Монако, на первенстве неформальном Европы заняли второе место. Поэтому мы достойное место занимаем. 

  

Андрей Воскресенский: Вы – это "Конаково Ривер Клаб" именно?

  

 Марк Каганский: Мы – "Конаково Ривер". 

 

 Андрей Воскресенский: И у вас там можно поставить свою яхту, можно покататься на ваших, поучиться на ваших, да?

 

Марк Каганский: Да. От любого уровня, регаты любой сложности. От детских регат до чемпионатов России проходят у нас.

 

Андрей Воскресенский: А какой у вас летний рекреакционный период, когда он начинается и заканчивается?

 

Марк Каганский: У нас курорт круглогодичный, у нас один сезон плавно перетекает в другой, есть календарь, и в каждые выходные происходят события.

 

Андрей Воскресенский: А зимой у вас что делают? 

  

Марк Каганский: Зимой у нас самый высокий сезон. Снегоходы, рыбная ловля, сноу-кайт, коньки, хоккей, лыжи беговые. Спортивные программы, фестиваль "Русский снег", молодежный, музыкальный. Каждые выходные происходит событие. Мы проводим больше ста ивентов в год, что создает цели поездки для потенциальных клиентов. Просто тема архитектурная, поэтому этих вопросов мы не касались в презентации, намеренно их опустили.

Юлия Зинкевич: Я так понимаю, что в Конаково прошлой весной и прошлым летом случилось детское "Архстояние", и куратор этого фестиваля Юля Бычкова, она же куратор Никола-Ленивца, здесь. Расскажи про ощущение от другой площадки. Обычно вы в Калужской области, а тут в Конаково проводили.

 

Юлия Бычкова: Добрый день! На самом деле, "Архстояние" детское случилось в Конаково, и это был такой момент влюбленности в проект Марка. Мы съездили туда осенью, и нам как-то очень там понравилось. И мы были удивлены, что есть такое место, где есть качественная загородная архитектура, и как будущие архитекторы, которые любят такую архитектуру, мы отнеслись к этому с любовью и содержательно. Мы начали говорить об этом, начали думать. Мы поняли, что в Никола-Ленивце мы не осилим два фестиваля за сезон, и мы начали искать площадку. И вот "Конаково Ривер Клаб" естественным образом оказался желаемым местом. И Марк очень легко откликнулся, без официальных писем. И мы как-то так (нрзб) интегрировались в этот проект. Из этого у нас родилась такая концепция фестиваля-экспедиции, когда мы можем…

Ну, по сути "Архстояние" – это вообще проект, который является художественным драйвером развития территории. Так как интервенция искусства продолжается в Никола-Ленивец продолжается уже больше 10 лет, и результаты ощутимые. В принципе, эту практику мы совершенно легко можем использовать на других территориях, и вот такая проба пера была у Марка в прошлом году. Когда мы туда приехали, мы ориентировались на то, что искусство может появиться там между домами, около отеля, на берегу на пляже и так далее. Но зоркий Андрей Бартенев присмотрел небольшой остров, который находится там рядом, буквально в 10-12 метрах от основной территории отеля. Это небольшой остров, и мы два месяца с большими усилиями, но, на наш взгляд, очень качественно освоили его. Был спроектирован и установлен мост, убрана линия электропередач под землю, был очищен ландшафт, и были непосредственно возведены объекты. И поменялось все! На наш взгляд, это была достаточно успешная интервенция, потому что мы получили хорошую художественную практику, мы получили развитие проекта, а Марк получил, в принципе, аудиторию.

 

Юлия Зинкевич: Ваша аудитория поехала в другое место?

 

Юлия Бычкова: Наша аудитория поехала в другое место, и некоторые даже из наших друзей приобрели там участки и там осели. Потому что действительно среда отеля очень благоприятствует времяпрепровождению с детьми, очень богатая, насыщенная программа, очень комфортное существование у воды. В общем, советую съездить! 

  

Андрей Воскресенский: Вы говорили, что Конаково – промышленный город. Насколько я знаю, все-таки бывший промышленный город. Как соотносится ваша территория с самим городом? Вы отделены чем-то от него или вы его продолжение? 

Марк Каганский: Конечно, у нас охраняемая территория, отдельная, район, называемый Заборье. Но формально мы находимся в городской черте.

 

Никола-Ленивец. Ротонда. Арх. Александр Бродский. 

Андрей Воскресенский: Хорошо. Юля, а теперь про Никола-Ленивца, калужского. Что там происходит, что меняется, какие перспективы на ближайшее будущее?

 Юлия Бычкова: Никола-Ленивец – это самый большой архпарк в Европе. Это частная территория, на данный момент там находится больше 30 арт-объектов. Начало проекта датируется 1989 годом, когда архитектор Василий Щетинин в поисках счастья уехал в Никола-Ленивец. Бросил архитектурный институт, уехал из Москвы и чудом нашел Никола-Ленивец и начал там строить дома, приглашал туда своих друзей, художников, архитекторов, среди которых был Николай Полисский, который на тот момент представлял хартию московских Митьков и был таким известных живописцем. И долгое время это была такая большая интеллектуальная дача, которая насчитывает сейчас семь семей, соответственно, семь частных домов, и это вот вся деревня Никола-Ленивца. И Николай Полисский в 2000 году понял, что он больше не живописец, живопись для него больше не актуальна, и придумал такой известный проект – "Снеговики".

Надо сказать, что это место является еще исторически значимым, это место великого Стояния на Угре, которое было в 1480 году. И это территория национального парка, Угра, который входит, в том числе, в Наследие ЮНЕСКО. Это такая биосферная резервация в форме национального парка. Соответственно, Никола-Ленивец находится на его территории. На данный момент это такая большая территория, которая включает в себя три деревни – Никола-Ленивец, непосредственно резиденция московских друзей, семь домов там, это деревня Севиржа, где насчитывается порядка 150 местных жителей, и деревня Кольцово, которая состоит из дачников, но где находится вся жилая инфраструктура в данный момент.

Возвращаясь к художественным практикам, как раз Николай придумал такой известный проект – 200 снеговиков. Вот эта речка Угра течет, и верхний берег – русский берег, а нижний берег – татарский берег: "Я еду в Москву, вот каждый снеговик стоит 30 рублей. Пожалуйста, сделайте. Сколько сможете. Приехал через неделю – стоит 200 снеговиков. И счастливые жители, у которых появилась некая другая мотивация существовать здесь, а не просто пить и спиваться. С этого момента там был некий перформанс, они месяц стояли на (нрзб), повернутые в сторону татар, потом их развернули, они были повернуты в сторону русских. Этот проект был замечен арт-критиками, туда начал съезжаться народ, очень большой был медиа-охват у этого перформанса. И Николай Полисский понял, что, на самом деле, у него огромный потенциал. Во-первых, вокруг земля ничья, во-вторых, вокруг есть огромное количество местных молодых ребят, которым нечем заняться. Ну, и, соответственно, есть вокруг несколько мецентов, которые готовы вкладываться в такого вида искусство.

И начались художественные практики, которые в итоге привели к тому, что в 2006 году Николай понимает, что эта тема больше, чем он сам, и приглашает меня с Антоном курировать фестиваль "Архстояние". Как вы знаете, это был достаточно успешный большой фестиваль, где приняли участие все на тот момент известные архитекторы, 22 архитектора. И с этого момента мы начали осваивать эту территорию художественными практиками. Здесь примерная схема объектов, которые есть на данный момент. Мы декларировали принцип естественного руинирования и использования только экологических чистых материалов. На данный момент концепция корректируется, потому что действительно некоторые объекты нам очень важно сохранять, - мы сохраняем ротонду Александра Бродского, - потому что они стали знаковым и всеми любимыми, и они являются такими якорями, движками для туризма на нашей территории.

Еще один важный момент – те люди, которые развивают этот проект. Он еще уникален тем, что он вырос изнутри, то есть это частная художественная инициатива, которая в итоге выросла в такую большую культурную рекреацию. Этот проект очень ценен дл Калужской области, и художественном смысле, конечно, на данный момент, к счастью и к сожалению, в России конкурентов у нас нет. Что очень важно в работе с авторами, это то, что мы приглашаем мастеров, у нас очень редко участвуют молодые архитекторы, потому что мы формируем парк. Для нас очень важно формировать парк, и очень немного людей на нашей художественной, архитектурной сцене действительно умеют работать с материалом, с масштабом. Земли у нас очень много, и действительно, это такая практика очень сложная. Когда мы выбираем автора, мы, как правило, с ним работаем несколько лет. Вот Сергей Чобан, который у нас в прошлом году построил (нрзб), мы с ним проектировали три года. И количество эскизов было более 15-ти. Потому что у нас есть точное ощущение в этом проекте, что такое "Архстояние", что такое Никола-Ленивец, что там может появиться. Это не архитектура, не искусство, не дизайн, это что-то всегда между.

Ну, вот наши основные драйверы культурных практик – это, соответственно, фестивали, резиденции и постоянные небольшие мероприятия, которые мы пытаемся проводить ежемесячно. Надо сказать, что в 2010 году мы привлекли Максима Ноготкова, который купил этот проект, который до сих пор принадлежит ему, и в 2011 году он создает управляющую компанию "Архполис", которая начинает непосредственно управлять территорией и развивать ее уже как девелоперский проект. Было инвестировано порядка 700 миллиардов рублей в территорию, было построено три небольших гостиницы, но основная часть, конечно, ушла на маркетинг, на медиа-раскрутку этого парка. Соответственно, это продолжалось три года, потом Максим у нас, к сожалению, обанкротился, уехал в Америку, и сейчас инвестиций таких активных нет. Но, что важно, мы за этот период накопили достаточно большой уже опыт и маркетинговые умения, и работу с художественными авторами, со спонсорами, с партнерами, что, в принципе, большие, знаковые фестивали мы способны проводить без больших, серьезных инвестиций, и тоже достаточно успешно. В прошлом году у нас большое "Архстояние" привлекло рекордное количество посетителей и даже стало прибыльным, на удивление.

Вот это один из объектов, это арка Бориса Бернаскони. Это вот самый такой многодетный проект Николая Полисского "Вселенский разум", который должен был уехать в Олимпийский парк Сочи, но, как известно, там не сложилось с искусством, в Сочи.

Для нас очень важен процесс резиденции, то, каким образом рождаются произведения искусства. Это общепринятая международная практика, когда как бы это не "конишен арт"(?), то есть искусство на заказ, а это процессе постепенного внедрения на территорию и создания объекта. Поэтому мы привлекаем, вот 2014 году у нас было максимальное количество резидентов, порядка 60 резидентов у нас жили в течение года и создавали свои культурные проекты, которые были презентованы на фестивалях, которые мы там делали.

Вот у нас есть такой план развития наших мастерских. Это (нрзб) двор, который тоже принадлежит сейчас Максиму. Мы планируем, и это так и происходит, сейчас там сформируется достаточно большой кластер мастерских Николая Полисского. Василий Щетинин сейчас участвует в американском фестивале "Берденмен"(?) и делает огромного Махалыча там же. Что для нас очень важно, что в этом участвуют местные жители. Люди остаются на селе жить и работать, и даже многие прописываются (нрзб). Так, например, наши фермеры, у нас есть такие "братья Морозовы", хотя это муж и жена, их называют "братьями Морозовыми", они сделали там свою ферму, и у них сейчас своя точка на Даниловском рынке.

 

Андрей Воскресенский: А возможно там прибрести землю, построить дачу, дом?

 

Юлия Бычкова: Да, и это сейчас происходит в достаточно стихийном варианте. Но что приятно, сюда переезжают люди, которые близки нам по духу. Они покупают землю в черте поселений, деревень Кольцово и Севиржа и начинают там как-то потихонечку оседать, художники и архитекторы. На данный момент, если (нрзб), к сожалению, мы его сейчас не проводим, тоже по причине прекратившегося финансирования, но детский лагерь – это мы делали два года, и это был самый успешный коммерческий проект, то есть в первый год он окупился, во второй год он показал почти 10 процентов прибыли.

 

Андрей Воскресенский: Он существует?

 

Юлия Бычкова: Он сейчас не существует, к сожалению. Ребята отдыхают рядом, в Калужской области, и ждут лучших времен в Никола-Ленивце, чтобы опять к нам вернуться. И, соответственно, у нас были и продолжаются, на самом деле, попытки небезуспешные поднятия местной экономики. В прошлом году, когда мы делали фестиваль в Севиржах, там порядка 5-7 активизировались и придумали свои бренды, под которыми они продают свои продукты. И недавно выяснилось, что одна семья умудрилась даже построить себе небольшую гостиницу на собственном участке. Поэтому, в общем, задача такая у нас, реализуемая. Волонтерское движение у нас очень большое, у нас порядка 7 стран участвуют в волонтерском движении, из Европы приезжают.

 

Юлия Зинкевич: Спасибо большое! И проект не закрывается. Финансирование пришло, ушло, а вы существуете, и перспектива вам видна.

 

Юлия Бычкова: Ну, на самом деле, мы его продолжаем финансировать, потому что та инфраструктура, которая есть, она самоокупаема на том потоке, который существует. Программы мы делаем за счет партнеров, грантов и спонсоров. Другое дело, для того чтобы выйти на новый уровень развития проекта, построить нормальную гостиницу и принимать достойное количество людей на достойном уровне, для этого нужны инвестиции серьезные. Мы в процессе. Проект на всю жизнь.

  

Андрей Воскресенский: Спасибо! (аплодисменты)

Да, проект Никола-Ленивец знают все, но на это было потрачено, если не ошибаюсь, 25-30 лет. А вот новый достаточной проект "Дача Винтера" тоже становится всем известным в считанные годы, в последние. И если Елена Гудилина расскажет, как им это удалось, будет замечательно. И, конечно, несколько слов о том, что это за проект.

 

Дача Винтера.

Елена Гудилина: Здравствуйте! Я являюсь представителем проекта "Дача Винтера". Вообще, парк-отель расположен в самом сердце Карелии, на берегу Ладожского озера. Это где-то 297 километров от Санкт-Петербурга, рядом с городом Сортавала. Парк-отель возник не внезапно. Это место, которым мы гордимся, это музей, давший название всему комплексу, – загородный дом доктора Густава Винтера, который был построен в 1909 году в стиле северного модерна очень известным финским архитектором Элиэлем Саариненом. Вообще, это один из проектов, который принес известность этому архитектору, потому что он возродил традиции финской архитекторы, которая основана на использовании таких природных материалов – камень, дерево… Это дача, которая стараниями доктора Густава Винтера была построена не только как объект для отдыха, но и на площади порядка 12 гектаров был спланирован огромный парк. Было привезено со всего света порядка 100 растений, которые были собраны со всего мира и высажены в естественные условия, которые окружали дачу. Вообще, доктор Винтер был, скажем так, основоположником ландшафтного искусства в регионе Северной Карелии. И после смерти его в 1924 году дача Винтера попала в руки сортавальских аптекарей, которые на территории создании гостевые дома. И с этого момента, в принципе, можно считать, что история парк-отеля как гостевого, рекреационного комплекса с того момента и началась. После этого парк-отель существовал как база отдыха, как яхт-клуб, в советское время как санаторий. В 2000-х годах началась его реставрация.

Я сейчас передам слово своему коллеге, который занимался непосредственно работой по проектированию и восстановлению парк-отеля.

 

Докладчик: Мне пришлось принять участие в координации этого проектирования достаточным количеством творческих участников. В 2012 году встал вопрос о том, что у нас фонд жилой и фонд функционала значительно устарел как морально, так и физически. Поэтому было принято волевое решение закрыть довольно успешную коммерчески на тот момент базу отдыха и за полтора-два года быстро провести там реконструкцию. В проекте здесь составные части все представлены – это прежде всего гостиница, таунхаусы и шесть коттеджей. Гостиница предполагает отдых семейной пары с ребенком, а коттеджи и таунхаусы – больших семей и больших компаний.

 

Андрей Воскресенский: Там ничего не продается, только сдается в аренду.

Докладчик: Да-да, это чистая аренда, совершенно верно. Вот здесь расписаны количественные показатели. Гостиница – порядка 24 мест. Таунхаусы, шесть коттеджей. Ресторан – жемчужина нашего комплекса, о нем еще подробнее поговорим. Конференц-центр закрывает потребности в корпоративных каких-то мероприятиях, торжествах, свадьбах и так далее, он на 100 мест. И ресторан – тоже максимально на 100 мест. Максимальная нагрузка комплекса – 100 мест. Так выглядит сейчас комплекс завершенный, много зелени… Про архитектуру не знаю даже, что сказать, она, мне кажется, органично вписалась в зеленый ландшафт. Это деревянный каркас, и заполнение стеклом. Потому что, конечно, хочется показать, что происходит вокруг.

  

Андрей Воскресенский: Ну, такой курортный стиль.

 

Докладчик: Да, курортный стиль. Кровли скатные, все, в общем, традиционно. В отделке тщательно подобраны материалы.

 

Юлия Зинкевич: У вас какая-то необычная маркетинговая концепция продвижения, судя по всему. Я про вас в основном в соцсетях читаю. Как удалось такое мощное "сарафанное радио" запустить?

 

Елена Гудилина: Ну, вообще, в принципе, ядро нашей целевой аудитории – это люди, которые ведут очень активную социальную жизнь, особенно жизнь в онлайн-пространстве, поэтому мы пытаемся сформировать вокруг парк-отеля аудиторию, которая близка нам по духу не только как рекреационного комплекса, но и по духу отношения к отдыху. Мы парк-отель, который располагает очень камерным номерным фондом, и мы продвигаем культуру загородного отдыха. Почему максимальная вместимость там – 110 человек? Это сделано специально, для того чтобы человек из Петербурга, из Москвы приехал к нам, и он мог ощутить какое-то единение с природой. И, в принципе, задача архитекторам ставилась – создать проект, который не разрушит окружающую среду, а дополнит ее. То есть проект создан так, чтобы он органично вписывался в карельскую атмосферу, чтобы не выбивался из того ландшафтного дизайна, который создала природа.

Поэтому, в принципе, мы ведем диалог, очень активный, в интернете с людьми, которые интересуются путешествиями по России. И, естественно, самый эффективный инструмент сейчас – это онлайн-среда.

 

Андрей Воскресенский: Лена, скажите, пожалуйста, по поводу доступности транспортной. Я был давно в Сортавале и помню, что это примерно равноудаленный городок от Петрозаводска и Петербурга. Из Москвы, например, как лучше – на автомобиле быстрее добраться или самолетом до Петрозаводска, или как? И дороги ужасные были, кстати говоря.

 

Елена Гудилина: Я ездила и так, и так. Из Москвы добираться комфортно, например, если вы планируете там день-два провести в Петербурге, это идеальный вариант, когда вы берете неделю, уик-энд проводите, например, в Санкт-Петербурге и на неделю там в будние дни едете отдыхать в парк-отель. И через Петрозаводск – то же самое. Там Петрозаводск, Кижи… И по удаленности это получается примерно то же самое – время, потраченное из Москвы через Петрозаводск либо через Санкт-Петербург.

 

Андрей Воскресенский: А сколько времени ехать на автомобиле из Петербурга и от Петрозаводска?

 

Елена Гудилина: От Петербурга получается 3,5 часа, от Петрозаводска так же.

 

Андрей Воскресенский: То есть он расположен так, что его можно соединить с осмотром Петербурга или Петрозаводска и Кижей.

 

Елена Гудилина:: Да. Я вам покажу кратко наш ролик, который ответит на все ваши вопросы.

 

(Видеоролик)

 

Ведущая: Спасибо большое!»

 

В лонг-лист категории «новые курорты» проекта «Приметы городов», помимо перечисленных выше объектов, вошли: арт-усадьба «Веретьево» в Московской области,  и комплекс «Стародонье» в Ростовской области, эко-отель «Алтика» на Алтае, бутик-отель «Родники» во Владимирской области. А также три объекта из Краснодарского края: хит зимнего сезона этого года - комплекс гостиниц и апарт-отелей «Роза Хутор» и курортный район «Имеретинский»  в Сочи, а также строящийся бальнеологический курорт «Лефкадия».  Организаторы проекта особенно были обрадованы подходом  проектов «Соборная слобода» в Плёсе и историко-культурного комплекса «Вятское» в Ярославской области, где формирование новых курортов связано с реконструкцией старых частных жилых домов и с сохранением исторического облика и легенд места. 

 


обсуждайте и добавляйте:
  

Warning: htmlspecialchars(): charset `0' not supported, assuming utf-8 in /home/u463877/ec-a.ru/www/ch/add.php on line 15
 Ваш логин*:   Ваш пароль: 
* в качестве логина используйте адрес электронной почты
добавить комментарий



Отправить в ЖЖ

Закладки:

другие статьи рубрики:
 
Код Паундбери. Что думают жители о своей идеальной деревне? // январь 2010
Академик Купцов: // январь 2010
Британцы не любят современную архитектуру // январь 2010
Д.Хмельницкий. От пайки к сдобному пирогу: что такое хорошее жилье? // январь 2010
Оправдание деревом. Премия АРХИWOOD // январь 2010
Основы домоводства. Экологическая идея // январь 2010
Елена Архипова: В Москве я скрываюсь в театрах и монастырях // январь 2010
Экологическая архитектура. Тенденции и перспективы // январь 2010
Архитектура между вечностью и рынком // январь 2010
Деревянный век. // январь 2010
Цивилизация Третьей Волны. Премия АРХИWOOD // январь 2010
Город набережных. Максим Атаянц // январь 2010
Вернер Нуссмюллер: Люди должны жить ближе друг к другу, и им будет теплее. // январь 2010
Классическая архитектура: выживание и новые перспективы. // январь 2010
Классика как экология культуры. Выставка 11 классицистов. // январь 2010
i-да-city! Россия получила приз за Сколково на Венецианской биеннале. // январь 2010
Этика или эстетика – наш общий интерес? // январь 2010
NORDICWOOD // январь 2010
Главный дар природа архитектору // январь 2010
Золотое сечение 2013 // январь 2010
С городом на ты. Итоги // январь 2010
МОСКУЛЬТПРОГ ПРЕДСТАВЛЯЕТ: MAYAKOVSKY VELONOTTE // январь 2010
Римский дом - дом 20-летия. Интервью с Михаилом Филипповым // январь 2010
5000 лет архитектуры… и что теперь? 14 Венецианская биеннале // январь 2010
Журнал Speech. Новая версия // январь 2010
Россия взяла под козырёк // январь 2010
Страна плача. По следам Стамбульской биеннале // январь 2010
Музей Колумбы Цумтора и Итальянский квартал Филиппова // январь 2010
новые курорты // январь 2010
Экологические тропы // сентябрь 2009
Елена Теплицкая: В Москве здания не разговаривают, а вопят благим матом // сентябрь 2009
Брендинг и устойчивое развитие // сентябрь 2009
Школа общения // июнь 2009
Интервью архитектора и фотографа Владимира Орлова // май 2009
Соцопрос. Идеальный дом для россиян // апрель 2009
Нами правит дурной вкус. Татьяна Назаренко // март 2009
Мы - они. Владимир Паперный. // февраль 2009
Валерий Кошляков. Москва - фронт, Россия - подвал, где деньги лежат // январь 2009
 
 
главная страницарусскийenglish
экА.ру
Журнал про экологию и архитектуру
 
архитектура и общество green building яблоко раздора интервью загородный дом экотехнологии город детали
  о журнале
экосайты
форум
реклама, контакты
архив
карта сайта
новости



  >> архив статей  
 
 

  Использование информации с сайта возможно только в формате внешней ссылки на материал, размещенный на сайте www.ec-a.ru. Максимальный объем материала, который может быть размещен на другом интернет-ресурсе: название, дайджест (summary), одна картинка и активная ссылка на страницу текста. Размещение полной статьи возможно по согласованию с главным редактором.
дизайн — Семён Расторгуев